Бывший преподаватель «провожает» силламяэское училище… виртуальным музеем

В год, когда Силламяэское профессиональное училище, отработав на благо города и региона 35 лет, прекращает своё существование как самостоятельная единица, бывший педагог этого училища Михаил Кафанов создал в Интернете основу для виртуального музея СПУ. Этот сайт стал... его дипломной работой по курсу инфотехнологии, который Михаил Васильевич окончил в родном училище в возрасте 84 лет.

Сегодня на сайте можно прочитать краткую историю учебного заведения, перелистать несколько фотоальбомов, посмотреть силламяэскую кинохронику. На фотографиях и в кинокадрах запечатлено, как выглядели знакомые стены училища более четверти века назад. Чёрно-белая кинохроника сохранила и много сюжетов и видов из жизни Силламяэ 70-80-х годов, в том числе как строились новые кварталы города, как горожане трудились и веселились на массовых мероприятиях.
Один из разделов виртуального музея посвящён клубу «Кипарис» - просветительскому, литературно-краеведческому кружку, который Михаил Васильевич создал и вёл в СПУ много лет.
Вообще же, знакомство с новым сайтом оставляет примерно такое же впечатление, как от посещения только что построенного дома, который ещё пахнет свежей краской и в который только-только начали завозить утварь и обживать, при том, что задумки и планы на этот дом - ого-го, очень большие.
Кафанов подтверждает: да, пока сайт правильнее называть заготовкой для музея, его ещё совершенствовать, наполнять и наполнять материалами, благо их у старого педагога масса, хотя что-то, увы, при первой попытке создания училищного музея и пропало безвозвратно...

Под сенью «Кипариса»

-...Война с Германией! - пронеслось по поезду.
Эта новость застала пассажиров в городке Кингисепп, но поезд тронулся дальше и, в конце концов, достиг Таллинна. Стояло время тёплых белых ночей, но спокойствия и расслабленности в нём уже не было, и через несколько дней из столицы Эстонской ССР пришлось тронуться в обратный путь, только уже на грузовике в сопровождении краснофлотца с винтовкой. Десяток детей и десяток женщин по ставшей опасной военной дороге добрались до Нарвы, которая, несмотря на конец июня, утопала в сирени, и дальше двинулись в Ленинград...
Таким было первое знакомство девятилетнего ленинградца Миши Кафанова с Эстонией, куда он приехал к маме, работавшей в штабе Балтфлота. Прошли четыре военных года, и семья вновь приехала сюда, теперь уже в Кивиыли, где Михаил в 16 лет впервые начал работать - фрезеровщиком на местном сланцевом заводе, а школьный путь прошёл до девятого класса. На полный девятый ребят в школе не хватило, и образование пришлось продолжать в Силламяэ. С этим городом Кафанов связан уже более 65-ти лет! Отсюда он поступил в ленинградскую «техноложку» - Технологический институт имени Ленсовета, сюда вернулся на урановый завод, на котором отработал четырнадцать с лишним лет. Затем были годы работы в «Эстонсланце». А в 1981 году Михаил Васильевич стал мастером производственного обучения в только что созданном Силламяэском ПТУ N 33. Ровно столько же лет - тридцать три года - он здесь и отработал.
- Сначала готовил аппаратчиков для силламяэского завода. Потом прошёл курсы в Финляндии, научился сварочному делу и лет пятнадцать преподавал сварку. Наши учащиеся в те годы занимали призовые места на различных конкурсах. Ну а я, поскольку всю жизнь увлекался какой-нибудь общественной работой, и в училище нашёл себе занятие и «сверх программы», - рассказывает Кафанов. Этим занятием стал для него клуб «Кипарис», действовавший в общей сложности около тридцати лет.
Название клуба - это аббревиатура выражения «Классика и поэзия, афоризмы, романтика и современность». С «классикой, поэзией и афоризмами» понятно: Кафанов, сам большой книгочей, не чуждый и рифмы, знакомил своих учеников с миром большой литературы и деятелями настоящей культуры (с учащимися профтехучилища обсуждали, например, даже статьи Лотмана). В этом деле Михаилу Васильевичу помогала и его бывшая ученица Татьяна Бумажкина, которая после работы по технической специальности, полученной в СПУ, вернулась сюда уже как библиотекарь. А вот «современностью», по словам педагога, на занятиях клуба могло быть что угодно. Скажем, простенькие значки, привезённые из турпоездок по Волге или Латвии, становились «ключами», которые открывали кладовые легенд - о древнем колоколе, «наказанном» за то, что созывал народ после угличского убийства царевича Дмитрия, или о девочке-найдёныше, воспитанной в одном из ливонских замков, встретившей там свою любовь и погибшей от рук злодеев. На излёте советских лет «Кипарис» заинтересовался судьбой и вполне реальной девушки - Ольги Антропцевой, погибшей под Нарвой в начале гражданской войны.
- Она была работницей питерского «Красного пекаря», и я туда отправился. Рядом с фабрикой было профтехучилище, и я предложил им: давайте дружить. Приехала из этого училища к нам мастер производственного обучения. Скромная такая женщина, в плащике. Зашла в зал, снимает плащ - а у неё на груди звезда Героя труда. Говорит: я так наголодалась в блокаду, что решила выбрать такую работу, чтобы людей кормить. Даже сейчас волнительно этот миг вспоминать... - качает головой Кафанов. - Несколько лет мы поддерживали отношения и проводили Мемориал Антропцевой. Кстати, поскольку она была медсестрой, это стало поводом организовать для наших учащихся и курсы первой помощи, за что мы получили грамоту от Красного Креста.
Интересны ли были все эти культурологические и краеведческие мероприятия молодёжи 80-90-начала 2000-х? Может, сидели и зевали, а в более поздние годы под партой в своих телефонах копались, пока педагог бился как рыба об лёд, приобщая их к высокому?..
Кафанов заверяет, что слушали, и внимательно.
- Тут всё очень просто: если ты это делаешь от души, тебе отвечают взаимностью. А если отрабатываешь «для галочки» - молодёжь фальшь почувствует. Я, наверное, «не от мира сего», потому что мне эти мероприятия с молодым действительно нравились, я забывал о разнице в возрасте.
Ну хорошо, а о том, что профтехшкола всё-таки должна выпускать квалифицированных рабочих, мастер в своей увлечённости не забывал?

Второе дыхание

В институте Михаил Кафанов активно интересовался наукой. Кроме того, по его словам, первый директор силламяэского ПТУ Эдгар Ганзен сразу поставил дело так, что мастера производственного обучения должны были быть действительно Мастерами, то есть уметь изготовить нужные для обучения приспособления своими руками. Поэтому и он, Кафанов, старался перевести профессиональное обучение своих питомцев на рельсы научно-практические. То есть чтобы там присутствовали и наука, и «сделай сам».
Формой для этого стал ученический семинар. В его рамках ученики Кафанова писали рефераты по истории сварочной науки, устраивали выставки ученических работ. Более двухсот рефератов было таким образом написано - конечно, разных по качеству, но в том числе и действительно интересных. Кто-то из ребят, скажем, описал технологию электросварки... живого человека. Нет-нет, это не было ни фантастикой, ни изобретением гениального пэтэушника; подобную технологию для медицины когда-то разработали в институте сварки имени Патона на Украине. Но всё равно, факт малоизвестный, яркий, способный и в учениках зажечь искру интереса и гордости за выбранную профессию.
- Лет десять я вёл здесь научное общество. Находил поддержку со стороны коллег - Людмилы Гусевой, Людмилы Гориславской, Владимира Отдельнова. Предлагал ввести такие же семинары на других отделениях, чтобы в конце учебного года выявлять лучшие общеучилищные научные работы. Но, к сожалению, этой идее не суждено было осуществиться, - разводит руками собеседник.
С улыбкой вспоминает он о том, что и дипломные работы его учеников часто были моделями собственного изготовления, результатом ребячьего творчества: «от станков и листогибов до машинки для исправления консервных крышек». Много таких моделей мастер хранит на даче, надеясь, что если не сами вещи, то хотя бы их фотографии и описания всё же попадут в музей СПУ.
Да, так вот о музее... Первая попытка его создания относится к 1987 году, когда экспозицию, собранную Кафановым, расположили в одной из комнат общежития. В безвременье «перестройки» первый музей фактически погиб. Маляры, например, взяли комплект училищной стенгазеты и застели им полы во время ремонта, чтоб не забрызгать краской, горюет Михаил Васильевич, который ко всему прочему в 80-е годы был ещё и редактором этой газеты.
Мысль о восстановлении музея появилась четыре года назад, но тут снова вмешалась перестройка - теперь уже не фигуральная, а настоящая реконструкция училища. И старый мастер решил: пускай музей станет хотя бы виртуальным, и проект такого музея увенчает его, Кафанова, обучение по специальности «Инфотехнология».
- Снимаю шляпу перед Михаилом Васильевичем! В таком возрасте он пошёл учиться на инфотехнолога, и не просто «для себя», а с заботой о сохранении истории нашего училища. Человек должен помнить свои «корни», без которых не будет и «кроны», - говорит о коллеге директор СПУ Инна Назарова, работавшая рядом с ним три десятилетия.
...Время - самая неутомимая вещь в этом мире. Сколько бы свершений оно ни вместило в себя, стрелки никогда не останавливаются, чтобы отдохнуть, время продолжает свой бег как ни в чём ни бывало. Иногда нам кажется, что бег этот ускоряется или само время стало другим. Прошёл Михаил Васильевич по обновлённым учебным кабинетам родного СПУ после недавней реконструкции, и перед глазами у него встала школа далёкого 42-43-го года в далёком Тобольске, где он учился во время эвакуации (между прочим, в той же школе за век до того учился Менделеев): дубовые шкафы, видавшие виды приборы и учебные пособия в них... особый дух, особая энергетика. Нынешним новеньким кабинетам эту добрую ауру ещё предстоит накопить. Основа для этого есть. А в остальном... Может быть, в новых стенах да ещё и в рамках нового, объединённого, учебного заведения время и впрямь потечёт скорее и путь к успеху станет ближе, как нам сулят реформаторы? А может, это лишь иллюзия и время всегда одинаково, разными бывают только люди и их поступки?

Алексей СТАРКОВ
Фото автора

«Инфопресс», 2016, N 26.